hugan: (Default)
[personal profile] hugan

Не знаю, имеет ли смысл сюда тащить.. Но втащу, чтобы, кроме прочего, самому не забыть. Из http://ivanov-petrov.livejournal.com/2043781.html?thread=115115397#t115115397

Начал писать коммент на пост ivanov_petrov о будущем, о том, каким образом можно осмысленно говорит от будущем. А потом (в ответ на вопрос) начал формулировать концептуальную рамку своего понимания предмета, и несколько увлекся вводной частью... Зато более или менее сформулировал свое понимание некоторых общих вещей.

...
- Но ведь будущее только и делает, что выламывается из взглядов и идей, из которых бы его описывать. Вне всяких идей появляется непредвиденная и не особо осознанная сила, смещает акценты, и совсем другое становится важным. Мне кажется, есть некая ширма, которая скрывает от нас то, что станет важным, и действует она очень просто: именно то, чего мы не хотим замечать сегодня, остается вне нашего контроля - до тех пор, пока не порождает такие последвтсия, которые не заметить уже нельзя. И поэтому они кажутся такими неожиданными черными лебедями.

Парадигмой, из которой можно было бы пытаться все это осмыслять, мне кажется, могла бы быть очень общая психологическая (или социально-психологическая) парадигма, освещающая мотивацию человека, дерево его осознаваемых и не осознаваемых мотивов (дерево - в том смысле. что частные и ситуационные мотивы реализуют меньшее количество более общих, и так - до нескольких базовых "потребностей", присущих даже не обязательно отдельному человеку. Впрочем, выделение таких "потребностей" - дело более или менее произвольное. У меня, может быть, есть некий личный набор, не лишенный, как мне кажется, объяснительной и предсказующей силы, неплохо вносящий единообразие в множество сложных и разнородных на первый взгляд феноменов, но формулирование таких наборов - это лишь толкование. Удобно для осмысления, иногда - выявляет проверяемые общие корни внешне разных явлений, но не гарантирует ни точности истолкования, ни отсутствия слепых зон. Впрочем, это оффтоп уже. Мне все хочется эту картину развернуть, но это же не на полстраницы...

Итак, предположу, что будущее реагирует на то, на что не смогли, не захотели или побоялись отреагировать в настоящем, потому оно и удивляет. Надо быть одновременно (1) плотью от плоти текущего состояния культуры и (2) очень внутренне бесстрашным, чтобы предвидеть, почувствовать и не удивиться.
Эти два качества часто приписывают популярным авторам, например, Пелевину, называя его провидцем. Не уверен, что это так уж основательно.. К тому же, эти два качества плохо совместимы. Массовая актуальная культура имеет множество отличных приспособлений для тумана и забвения, ее равновесное состояние зависит от этих приспособлений. Рассеивать туман и искать смыслов можно, но для тех, кому этого хочется.. как это было названо.. - ХОЧЕТ СТРАННОГО. Да. Для тех, кто хочет странного, актуальная культура - плохой помощник. Странное - это по определению то, чего в ней нет. Или о чем она молчит и хочет не знать. Культура, как все эволюционирующее, должна, как я понимаю, развиваться в сторону меньшего тумана, большей ясности о мотивах, целях, природе и механизме ценностей. Видимо, так и есть: ценности - все меньше предмет веры, они все более доступны сомнению и анализу. С другой стороны, _полная_ прозрачность тут в принципе невозможна, она означала бы полное понимание (вторичное описание) себя средствами себя же. Но возможно постепенно совершенствуемое самопонимание/самоконтроль/"где было Оно, должно быть Я", и конца этому процессу нет.

Я бы все же назвал бы прогрессом это. Не Космос, фосфорические женщины (Фай Родис в черном латексе?), бессмертие, "искуственный интеллект" (а что такое интеллект, хоть искуственный. хоть натуральный?) и прочее. Технологии я бы взял в широком смысле, включая "технологии" отношений людей к друг другу, саморегуляции, урегулирования внутренних и внешних конфликтов. Культура - их сумма. Развитие таких "технологий"- это и есть развитие культуры, ведомое одним из ее передних краев - искусством. (Не вижу, почему концепт прогресса, взятый в этом смысле, не подходил бы для разговоров о будущем, когда, например, концепт повышения КПД подходит же для разговоров об истории технологий, а концепт "биологического прогресса" в смысле повышения устойчивости к все более широкому спектру средовых событий - подходит же для разговоров об эволюции). Знаю. это похоже на идеологему или верование. Но в этой идеологеме, мне кажется, есть определенный смысл. Во всяком случае, такое понимание прогресса позволяет (мне) примириться с неуютными его сторонами, с тем, что те, кем мы станем. будем уже не мы. Не совсем так. ЗАбвение идет на убыль. МОжет быть, я хочу в это верить. МОжет быть, япытаюсь заговорить этот мир.. Но ведь и вправду: изменение - это не обязательно разрыв: если что-то в нас не пригодится тем, кем мы станем, то, по идее, не о чем и жалеть. Но если нам все-таки жаль чего-то, если мы считаем это ценным и важным, значит видим же мы в нем что-то, значит, зачем-то оно нам все-таки нужно. И ничто не мешает нам удежрать и развить это нужное. дорогое. Лично иррационально дорогое. Хотя бы понять, почему оно дорого. ПОнимать трудно. Но такое понимание мне и видится самым интересным изменением, с которым я связываю надежды, и которое, надеюсь, будет в будущем осуществляться и востребоваться.

Просто часто бывает так, что то, что нам жаль терять, оказывается идеализацией, мифом, преувиличением и мечтой, никогда не реализованной и не реализуемой... "Старыми добрыми временами", "золотым детством" или "веком". Это драма, но что еще делать, как не идти через эту драму честно. Осмысление тем и отличается от отвержения или развенчания: окажется,что черты мифа и мечты все так же ценны, но, если быть готовым платить за них определенную цену - они становятся возможными, реальными. Перестают быть идеализированной мечтой и входят в жизнь.
Вот, я сообразил, о чем я. Невидимость и внезапность будущего для настоящего похожа на то, как в архаичных культурах состояние после инициации не видимо до нее. В архаичных культурах происходит отречение от детства и наступает взрослость. А сегодня нам все более по силам развить детство во взрослость без революций, связно, не порывая ни с чем, не "становясь другими". Это трудно, это требует того самого внутреннего бесстрашия/честности. Но это ведь куда круче, чем забвение/изоляция.
Я не имею в виду известную метафору исторического прогресса как индивиуального взросления. Я бы скорее сказал: исторический прогресс - это то, как взросление, и вообще любые изменения, становятся все менее конфликтными, все более связными.
---
Попробую сформулировать, хоть и с повторами. И еще, мне не удастся избежать проговаривания общеизвестных и банальных вещей, которыми я пытаюсь задать нужный мне достаточно широкий контекст, и которые я пытаюсь привести в связь друг с другом.

1.
Не буду оригинален и возьму культуру в самом широком смысле "суммы" всего, с помощью чего умеет жить общество-носитель. Всех приспособлений и находок: к среде, к собственным организмам и к друг другу. Сумма всех полезных приспособлений, от зубной щетки и ритуалов вежливости, худо-бедно снижающих тревожность неопределенности отношений, до "золотого этического правила", умения и способа ссориться и мириться, и других, более базовых и неуловимых, мироощущений-умонастроений, которые регулируют постановку и согласованное решение различнейших задач жизни. Тут, разумеется, не будет четкой границы между "собственно культурой" и "предкультурным биологическим", как есть, например, культура пения разных популяций птиц, а у разных человеческих обществ/групп - разные неосознанные культуры эмоциональной саморегуляции, эмоциональные тональности воспитания, задающие стиль дальнейших взаимоотношений. Буду позитивистом: все это может быт реализовано внутри психики, но конечным эффектом так или иначе оказываются внешние действия, явления, различимые, так сказать, этологически. Поскольку человек смертен, в конце концов сложные внутренние состояния и мироощущения важны постольку, поскольку они ведут человека в его физическом существовании и влияют вовне, на других. Не обязательно осознанно. Они могут, например, завести его в депрессию, апатию и раннюю смерть от насморка, но все же это будет внешний эффект, в котором они проявились, и не нулевой, а состоящий в том, что вот именно этот человек выбыл, удалился, изъял из общества свои определенные потенции и влияния.

2.
Итак, мы имеем экосистему всяких сложных и сложным образом взаимосвязанных приспособлений, создающих образ жизни общества. Но к чему эти приспособления приспосабливаются, кроме того, что друг к другу? Что, так сказать, поступает на вход и снимается с выхода?
Предельно обобщая, можно говорить об этом в терминах задач, проблем, решений. Если мы говорим об экосистеме, т . е. полагаем систему самонастраивающейся (адаптивной), имеет смысл рассматривать ее только в контексте решаемых ею задач. Постулировать набор целевых функций, "с точки зрения которых" система адаптивна, и набор "условий задачи", ограничений, в которых эти функции система максимизирует. Если мы оптимизируем более одной функции, мы стремимся получить множество решений, в пределах которого улучшение результатов по одной функции невозможно без ухудшения по другой (т. е. мы имеем конфликт задач, парето-фронт, в пределах которого мы выбираем уже между нашими целями). То, где этот парето-фронт пролегает (то, насколько удовлетворительное решение одной задачи дешево в терминах другой, и наоборот), зависит от налагаемых на систему ограничений, т. е. от того, в каких условиях и каким образом проводится решение конфликтующих задач, соответствующих нашим целевым функциям. Иными словами: почему в этих рассуждениях обязательно возникает конфликт задач? потому что на пути решения одной из задач рано или поздно обязательно начнут страдать другие. Можно сделать машину, которая умеет очень хорошо ездить по асфальту, но она совсем не будет уметь ездить по бездорожью. Можно сделать монструозную машину, которая сможет и то и другое, но она будет огромна, дорога и неудобна, и т. д.

3.
И вот, культура, как всякая эволюционирующая экосистема, развивается в том направлении, чтобы задачи как можно меньше конфликтовали и мешали друг другу. Собственно, это происходит в любом эволюционном процесса, от биологической эволюции до развития тех же технологий: открытия, изобретения, ароморфозы смещают ВСЮ парето-поверхность в сторону лучших значений сразу всех целевых функций. Компромиссы становятся все более удовлетворительными для всех заинтересованных задач. Мы научаемся разрешать конфликты с минимумом потерь для конфликтующих сторон. Торжествует стратегия win-win. Плата за компромисс осознается как необходимая и принимается конфликтующими сторонами, что бы они ни были: технические характеристики машины, или конкурирующие планы супругов на проведение выходного, или влечения одного человека, вступившие во внутреннюю борьбу. Или враждующие общества, которые раньше бы начали друг друга физически перебивать, а теперь делают это все более "гибридно" - через идеологии, экономику и разные «(все более) мягкие силы».. (оговорюсь: ничего хорошего в "гибридности" как таковой не вижу, но, все же, идеологическая промывка мозгов определенно меньшее зло, чем физическое истребление врагов и несогласных).

4.
Теперь, наконец, о том, что это могут быть за задачи. Выше я предполагал, что задачи постулируются. Действительно, задача — искуственная категория. Задача шарика — скатиться в лунку, задача рыбы — искать где глубже, а за свободно падающее тело (или, может быть, В НЕМ) борются задачи земного притяжения, сохранения постоянной скорости (задача инерции) и задача сопротивления воздуха. Однако, субъективно, применительно в себе другим, мы привыкли искуственно выделять задачи и переживаем их как нечто реальное, говоря: «я хочу». Логически это ничем не лучше (и вообще ничем не отличается) от приписывания задач неживым предметам: это точно такое же обобщение наблюдаемых тенденций, которое, как любое обобщение, рискует оказаться поспешным (отличие можно усмотреть в том, что узел, говорящий «я хочу», является звеном решения, т. е. участвует в процессе и может на него влиять, как если бы свободно падающий шарик, подыгрывая задаче сопротивления воздуха, выпустил бы крылышки и переместился бы тем самым в другую точку парето-поверхности. но это отличие заметно только из субъективности, а я решил для определенности придерживаться позитивизма. Мало ли, может, шарик с крылышками тоже имеет немного свободной воли, и тоже чего-то тайно про себя желает). Итак, мы привыкли выделять задачи для себя и социальных контрагентов, и наши суждения о задачах определенно имеют практически полезную объяснительную и предсказующую силу. Чтоб пока волюнтаристски не приписывать всему живому генеральных суперзадач (самосохранение, воспроизводство, волю-к-развитию, а неживому еще и самоорганизацию-хаоса), будем отталкиваться от тех задач, которые мы переживаем субъективно.

5.
Так и поступим. Если мы выпишем список текущих дел и каждой записи станем сопоставлять «то, ради чего», то, продолжая это вглубь, получим конвергенцию к все меньшему количеству все более общих суперзадач. Но: на этом пути мы неизбежно столкнемся с очень интересным препятствием, неощутимым и безликим, но совершенно непреодолимым. Это принципиальный момент, я надеюсь к нему еще возвращаться: эта неощутимая стена и есть, думаю, передний край развития, за которым лежат новые оптимизационные решения, пока недоступные. Передний край, самая темная и кризисная точка, отделяющая нас, помимо прочего, от того самого будущего... Самоанализ мотивации натыкается на эту стену принципиальным и неизбежным образом — потому, что сам этот самоанализ тоже чем-то мотивирован (оговорюсь: я исхожу из того общего допущения, что никакой процесс в адаптивной системе не протекает просто так, он обязательно является решением какой-то задачи, вписанной в то самое древо задач, которое в данном случае этот процесс пытается реконструировать).

6.
Из чего состоит преграда, мешающая нам понять собственные намерения до конца? Напрашиваются сразу несколько разных объяснений. Я в некотором замешательство по поводу их мнгочисленности. Возможно, их можно свести к чему-то общему. Но все же.

6.1. Во-первых, ни одному уроборосу никогда не удастся завершить процесс поедания своего хвоста. На эту тему иногда принято вспоминать теорему Геделя, или, скажем, алгоритмическую неразрешимость задачи анализа алгоритма (проанализировать произвольный алгоритм и определить, завершится он или будет работать вечно, невозможно за конечное время). Однако, мне такие сближения не кажутся слишком убедительными, пока не строгой формализации задачи «вполне понять свои намерения». Очень может быть, что анализу собственной мотивации мешает не это, во всяком случае, не в первую очередь это. Поэтому:

6.2. Во-вторых: анализ задач есть часть одной из задач, иначе он бы не протекал. Сопоставим задаче некоторую ее репрезентацию в психике, называемую мотив. Если противоречия между мотивами не разрешены, некоторые мотивы имеют шанс реализоваться только изолированно от других, минуя рефлексию, в темноте. Более того, нигде не сказано, что взаимодействие мотивов всегда осознанно. И вот, как только один из мотивов начинает угрожать другим «разоблачением» (и последующим вытормаживанием), между ними вполне можно себе представить такое саморегулирующее взаимодействие, котрое притормозит разоблачителя и сохранит статус-кво. Ну и далее можно ссылаться на Общую теорию невроза (начиная с Фрейда), где речь идет о том, какими культурными светофорами человек научается регулировать перекрестки, на которых рискуют столкнуться мотивы. Собственно говоря, именно внутренняя конфликтность, неурегулированные конфликты потребностей, как мне кажется, сильнее всего мешают самопознанию. Стихийно найденные решения и сложившиеся компромиссы, однако, не обязательно оптимальны. Рацональное понимание сути конфликта часто позволяет найти лучшее решение и сдвинуть область парето-эффективных решений в области, ранее недосягаемые, а иногда — просто снять конфликт, полностью убрать ограничение, к которому прижался и форму которого повторяет парето-фронт. Отсюда — ощущение темноты, страха и тайны на пути к прорывному решению. Но это — большая отдельная тема. Меня все тянет ее коснуться, но тут много всего, начиная с того, когда и зачем механизмы решения разных задач изолируются друг от друга, и что заставляет эту изоляцию преодолевать и интегрировать внутренний мир.

6.3. Наконец, в третьих, и главное. Пусть шарик свободно падает, и за него борются несколько сил-задач, определяющие его траекторию. Но «За него» или «В нем» все это происходит? Если физическую силу мы обозвали задачей, следовало бы продолжить метафору и определиться с субъектом этой задачи: это сам шарик, или поле, или система шарик-земля, или мир в целом... Сущностного смысла в этом особого нет, это вопрос описания (по крайней мере, пока мы в рамках позитивизма). Необходимость определения для каждой задачи «субъекта» вытекает из того, что само понятие «задача» взято нами из субъективного мира, в которм мы рефлексируем свои и угадываем чужие намерения, и в котором задача всегда имеет не просто заинтересованного болельщика, но «субъекта» - т. е. нечто, обладающее решающим влиянием на ее выполнение. Вопрос о субъекте — это вопрос о границах влияния («...дай мне мудрости отличить то, что я могу сделать, от того, что от меня не зависит»). Это один из ключевых вопросов психологии мотивации, потому что касается свободы-ответственности, границы субъекта рефлексивно проясняются как раз в процессе онтогенеза-взросления. Но здесь пока важно только то, что, зная субъекта задачи, мы знаем, с чем взаимодейстсовать, чтобы повлиять на ее протекание.
И вот тут нас ждет, как мне кажется, интересный поворот. Вернемся к нашему туду-листу запланированных дел, отталкиваясь от которого мы пытаемся выстроить древо (точнее - лес) и найти общие супер-задачи, лежащие в основе частных форм поведения. По инерции, мы полагаем, что субъект наших задач — это обязательно мы сами, задачи локализованы в нас самих (а где же еще: у нас же наша свобода воли и прочее). Но, двигаясь вглубь нашего списка потребностей, мы с какой-то момент доходим до «хочу-и-все-не-знаю-почему» и видим, что представлениями о какой-либо локальной личной «выгоде» наши желания никак не объяснить. Логично, мне кажется, рассмотреть ту возможность, что конечные задачи, которые мы решаем, просто локализованы не в нас, их субъектом являемся не мы сами, а над-системы, в которые мы включены. Мы участвуем в задачах, смысл которых обнаруживается только на системном уровне группы, общества, или, скажем, «рода», линии «эгоистических генов» (когда это репродуктивная задача). Мы ведь так или иначе всегда вовлечены в нечто большее, чем мы сами, и вообще не самодостаточны. Поэтому и смыслов собственных действий стоит искать не в себе, и ответ на вопрос «зачем мне то и это» принимает вид «потому что я — часть этого и того», абстрагирование от локального себя и попытку рефлексировать более высокий системный уровень. Что ж, это, мне кажется, неплохой ответ разговорам о бессмысленности жизни: смыслы уходят в безграничное будущее более обширной системы, чем локальный субъект. В этом случае, темная стена непонимания смыслов наших же действий — это барьер выхода на более высокий системный уровень.

7.
Получается, что, если мы, так сказать, сочувствуем будущему, сочувствуем развитию нашей культуры, надеемся на нахождение новых, лучших, более тонких культурных регуляторов нашей жизни и примирителей наших противоречивых потребнстей, нам имеет смысл:
- пытаться увидеть конфликты и противоречия внутри себя, понять их, и разрешать на уровне понимания, а не инстинутов, страхов и табу. Нередко найденные культурой (в ее текущем состоянии) решения относительно грубы и могут быть обновлены до более тонких и сложных, дающих (за счет более тонкого учета природы потребностей и стиуации их удовлетворения) решение, ранее недоступное.
- во вопросах ценностей и смыслополагания учитывать, что личность — это больше чем индивид, это система связей, т. е. феномен по своей природе над-индивидуальный. Действия, локализованные в индивиде, вряд дадут ему чувство экзистенциальной осмысленности (разве что самообман), потому что их эффект тоже локален. Зато если изначально мыслить над-индивидуально, многое встает на места. Оказывается, что и смерть не смерть, и вообще есть-ради-чего. Оказывается что неизмеримая потенциальная бесконечность будущего — рядом, и придает действенный смысл индивидуальной жизни.
Ух.. Вот, банальное пересказано. Таков идеологический фрейм, из которого я для себя рассуждаю о будущем, о том, как будущее является действенной целеполагающей силой в личной индивидуальной мотивации.
Все это имеет интересные этические последствия в частности, содержит дорогое мне обоснование альтруизма.

8.
Теперь, наконец, к собственно предмету - что это за внутренние конфликты и как они соотносятся с прогрессом.
В введенном выше контексте само понятие прогресса не кажется мне пустым и бессмысленным словом. Просто технологическая составляющая прогресса, наиболее заметная — не основная и не самая интересная его часть. Более того, это, может быть, один из способов бегства, попытка вместо понимания и решения внутренних противоречий обложить больные места внешними мягкими подушками. Может, оно и удобно, но — не о том, мимо цели. Технический прогресс идет, а важные жизненные проблемы не затрагивает... Когда-то я это для себя формулировал как некий баланс между покорением внешней природы и собственного внутреннего «Оно», при нарушении которого получается, что через тонкую прослойку рацио в природу выплескиваются неконтролируемые импульсы этого «Оно»: все эти водородные бомбы, горящие скважины, перенаселение.. Т. е. покорить физический мир проще, чем овладеть собой, материальня культура развивается быстрее культуры самопонимания и смыслополагания, развитие последней сдерживают факторы 6.2 и 6.3.
Я для себя формулирую эти «важные жизненные проблемы» как внутриличностные конфликты (межличностные конфликты относительно них — вторичная надстройка). Мне крайне интересно было бы о них тоже систематически рассказать: это был бы, может быть, такая корректировка на современность того толкующего подхода, классическим примером которого является «Тотем и табу» Фрейда (в корректировка там, как мне кажется, нуждается скорее конкретика. чем сам подход). Но это очень сложная тема, еще и потому, что ведь тут очень рядом индивидуальный анализ, личные душевные движения, ради примирения которых я обо всем, собственно, и думаю. Тут я вижу полезной психологию мотивации, особенно психодинамическое направление, пытающееся как раз выявлять смыслы потребностей. Тут много интересного.

Это очень общие вещи. Эмоциональные паттерны и последовательности, начиная с самых общих эмоционально-мотивационных состояний удовольствия-неудовольствия, напряжения-расслабления, надежды-разочарования. И паттернов обработки надежды и разочарования. Начинать тут, по идее, надо с пеленок, более того, в пеленках как раз приобретается опыт самых общих эмоционально-мотивационных состояний и реакций, которых в дальнейшем только конкретизируется, и редко когда может быть пересмотрен и пережит в другом варианте (разве что катастрофы или другие предельные состояния). Нет, я не про «тугое пеленание», «отрыв от груди», и том подобное это все частные частности, которые как раз маскируют более общие и трудноуловимые вещи. Я про то, как взрослый и ребенок совместно переживают разочарования, недовольство, конфликты, как происходит постепенное разделение их субъектностей, их сфер личной ответственности... Это очень важная, очень многое определяющая часть культуры.
Сразу оговорюсь: я довольно критичен и к фрейдизму, и к последующей психодинамической психологии, взятой самой по себе. Но там есть что переосмыслить и синтезировать, в т. ч. в ключе когнитивно-психологической проблематики. И меня удивляет, как слаба рецепция обществом концептов психологических теорий мотивации, той же общей теории невроза, как раз освещающей внутренние конфликты. Тут господствует либо поп-фрейдизм, "ищущий" "корень всего" то в "сексуальности" (интересно, какое определение сексуальности предполагается? и где ее граница?), то в "первичных сценах" (как будто важна единичная сцена, а не структура и характер отношений), либо противоположная крайность - описательно-нозологический подход, принципиально не пытающийся анализировать смыслы и строить объяснительно-предсказующие построения..

Date: 2017-04-22 05:45 pm (UTC)
From: [identity profile] hugan.livejournal.com
Пока напишу тезисно, что хотелось бы попробовать сформулировать о собственно семантике задач, решаемых человеком и паттернах их решения, выработанных культурой:
Надежда и фрустрация. Первичная дообъектная (шизоидная: диффузные признаки) репрезентация реальности (и, кстати, как вообще может репрезентироваться реальность: примеры вычислительного моделирования реальности, структура имитационной модели, как возможна адаптивная имитационная модель, выявление произвольных законмерностей.. впрочем, это уже в другую степь..). Изоляция конфликтующих задач, избегание конфликта. Идеализация/демонизация как результат изоляции задач, или О психологических предпосылках всевозможного манихейства. Драма первичного синтеза задач. Регуляция реакции на фрустрацию, толерантность к фрустрации как основа сложных эмоциональных состояний. Результат первичного синтеза, объектная репрезентация и модель объектов мира и собственного тела (группировка диффузных признаков в объекты). Переживание потери (идеального) и горя. Связь культуры первичного синтеза с культурой оплакивания потери. Чем похожи любовь и жалость и Как работает стокгольмский синдром.

Неполный синтез и его эффекты: остаточная шизоидность и/или фиксация на депрессивности. ПРинципиальная невозможность полного синтеза. Проекции вовне. Почему в культурах устойчивы образы параноидных преследователей. Ксенофобия и "групповой альтруизм" как механизмы. использующие реликты неполного синтеза.

Понятие контроля. Культурно-специфичные стратегии первичного синтеза и их эффекты на общество, или В чем отличие терпения от долготерпения, и почему в первом случае склонность к дообъектности/поляризации меньше.
Рабочее определение агрессии через понятие контроля. Конфликт стратегий контроля и кооперации. Понятие доверия как детерминанта выбора стратегии. Ошибки границ контроля: всемогущество/беспомощность (можно на примере биполярных растройств). Культурно-специфические стратегии сочетания кооперации и контроля.
Уточнение границ контроля. Сепарация ребенка от родителя. Стратегии сепарации. Зависимость, паразитизм, «бегство от свободы». Общие черты аддикций и зависимых отношений. Культура сепарации и ее прогресс. Архаичные способы сепарации: тотемизм и инициация, их реликты в современной культуре сепарации. Единый механизм поведения контроля и поведения зависимости, или Почему садизм не противоположен мазохизму.

Конкуренция и ее отличие от контроля. Понятие уважения. Субъективна потребность в разнообразии.

Наконец, пресловутая сексуальнсть и культурные приспособления ее регулирования. Проблема дифференцировки межпоколенной (забота о потомстве + привязанность) и межполовой (сексуальной) форм кооперации, и что тут придумано в культурах, плюсы и минусы решений.
Семантика сексуальности и ее субъективные смыслы: что общего между продолжением рода и творчеством: обобщенное понимание репродуктивной задачи вместо неточного устаревшего концепта сублимации. Когнитинвная проблема того, почему разные люди, формирующие репрезентацию мира независимо (у каждого мозга свой язык описания, свой набор "гностических элементов"), получают в сходной культуре сходные сексусальные стимулы (решение через статистики среды).
Связь и отличие задач сексуальности и агрессивности/контроля/зависимости. Процесс изживания садомазохистической составляющей или Почему устойчив миф о противоположности "активного" и "пассивного". Роль дообъектной проблематики в сексуальности.

Date: 2017-04-22 05:45 pm (UTC)
From: [identity profile] hugan.livejournal.com
Да, вот еще что интересно. Влияние перечисленных конфигураций решения внутренних конфликтов на восприятие и "когнитивный стиль". Это действительно трудная и слабо мне знакомаятема, но некоторые грубые вещи тут можно заметить. Прежде всего, пресловутые когнитивные искажения, они же психологические защиты... магическое мышление, та же поляризация (сверхклассификация, поспешная классификация), или депрессивно-неопределенный стиль мышления (углонение от принятия решений, пусть-будет-все-вместе)....

И т. д.. Всего не перечислить, и все эти вещи обычно ускользают от осмысления, их культурная трансляция устойчива, но неосознанна и нема, а, право же, стоит пытаться эти смыслы отлавливать и прояснять...

Сформулирую также, раз уж начал, основные конфликты, которые культура хуже или лучше примиряет (ацкая компиляция из психодинамических теорий объектных отношений и отсебятины):
Прежде всего, надо назвать базовый конфликт-пустышку между любой потребностью и общим неспецифическим страхом. Он не нуждается в объектном восприятии, и это тот самый дообъектный базовый конфликт, из-за которого возникают изолированные друг от друга узлы "хорошего" и "плохого" опыта, избегающие контакта. Можно смотреть на дело так, что все последующее - конкретизации этого общего случая, поэтому важно, как человек в принципе научается обрабатывать общую ситуацию тревоги. Тут есть спектр решений от старинных "бей или беги" (неспецифический гнев-страх) до всяких вариаций на тему игнорирования, изоляции, десенсибилизации... или, наоборот, концентрации на конфликте, более или менее плодотворной в зависимости от конкретных средств решения... В культурах есть как приспособления для эксплуатации этого конфликта (к неспецифическому страху апеллирует любое иррациональное табу, а их и сегодня полно), так и средства его смягчения, самое общее из которых - само рациональное мышление.

Первая модификация этого конфликта уже на уровне объектного восприятия - конфликт доверия. Амбивалентное отношение к одному и тому же. Желание довериться и страх фрустрации.
Культура тут предлагает разное - от импульсов к уничтожению надежды как источника провокаций и страдания (не верь, не бойся) до культуры примирения и, в частности, культуры переживания горя, о чем надо, конечно, подробнее......
Да, тут быстрыми словами я не обойдусь. Надо смотреть конкретные культурные приспособления: как ведут себя родители с маленькими детьми и почему, как ведут между собой, какой уровень "базового доверия" принят в культуре, смотрят ли незнакомые люди друг на друга как на потенциальных товарищей? врагов? соперников? что из этого культивируется и почему.. Я например, недавно заметил для себя, как отличаются в разных странах культуры контакта глаз. Тут беда в том,что это очень общие вещи и очень субъективные наблюдения. Но если есть понятийный аппарат для их описания, все же эти субъективные вещи уже можно обсуждать, и делать предположения о общих конфликтах, проявляющихся в них...

Date: 2017-04-23 06:20 pm (UTC)
From: [identity profile] alexthunder.livejournal.com
Хорошие, интересные мысли. Спасибо что опубликовали! Вы ведь знаете что я такой же старый футороголик как и Вы. Люблю помучать себя мыслями о развитиях и признаках будущего в настоящем...

У меня правда последнее время не выходит из головы мысль о конечности и цикличности прогрессов. Именно в множественном числе, да. Сдаётся мне что то что мы называем своей культурой, в самом большом смысле слова, а также то что называем прогрессом - это всё инструмент решения некой временной задачи. Когда задача оказывается решена или её решение становиотся более невозможным, то прогресс заканчивается и вместе с ним заканчивается смысл всего "инструментария". Культура, прогресс, интеллект, человек, пищевая пирамида, пирамида Маслова и вся прочая хрень - всё это мгновенно оказывается на свалке. Прямо вот вместе со всем "интеллектуальным" багажём. Вот прямо как старый мудрый человек никому со своей мудростью и опытностью более не нужен, так и всё человечество решившее или не решившее свою задачу - более низачем. Мозг ведь - это временный инструмент. Все его чувства, мысли, философия и прочее - это всё временные инструменты решения жизненных задач организма. Культура - это тоже самое, но уже чуть на более высоком уровне. Но сути это не меняет - врменная задача, временные же и решения с инструментами. Конец задачи - конец надобности в инструменте.

А цикличность - это возникновение новых задач и новых способов их решения. Человек, вместе со всей его "пищевой пирамидой" легко может оказаться не у дел. Новая будет "пирамида" возведённая прямо с самого низу, с уровня длинных молекул или того глубже.

А в "прогресс" человеку хочется верить. Хочется. Хочется быть.

Date: 2017-04-24 05:06 pm (UTC)
From: [identity profile] hugan.livejournal.com
:) а я еще сомнеался, стоило ли перекладывать в отдельный пост.. Приятно получать встречный мысли.

А что это может быть за задача, которую решает конечный и завершенный эпизод разития? И кто (или Кто?) ее субъект?

Пусть есть некая над-система и ее над-задача, которая не видна из нашей культуры, из нашего мира, из нашего настоящего. Но почему именно она не видна? Я тут подмал: не тот ли это самый барьер, о котором я там рассуждаю, скрывает ее от нас? Сейчас попробую пояснить. Пусть мы - элемент чго-то или "средство" для чего-то совсем нам незнакомого. Один из многих. Потом эта неведомая над-цель достигнута (с нашим частием), и мы оказались не нужны. Но результат нашей активности остался и повлиял на что-то вне нас. Мы создали его, даже неведомо для себя, ну или поучаствовали в создании, и он остался после нас. Это, по-моему, не так уж отличается от обычной ситуации, когда из старого вырастат неведомое и непонятное новое, подготовленное и созданное именно этим старым. Отцы и дети. Тот самый барьер понимания будущего из настоящего. Средство сыграло свою роль, ступень отстрелилась, полет продолжается. Если даже мы только ступень, мы все равно можем пытаться угадать генеральный "замысел" (ну, структуру, стройство), в котором мы участвуем, можем сочвствовать этому замыслу, даже не зная его.

Т е отличия только количественные. Они в том, насколько проницаем барьер.

Взят случай совсем непреодолимого системного барьера, для случая герметической системы, из которой не выглянуть в над-систему, т е и в будущее, которое она для своих подсистем определяет. Но я не вижу причин считать барьер непреодолимым.

Он кажется непреодолимым, пока не окажется преодоленным. Может быть, "это будем уже не мы". Но, пожалуй, скорее - нет. Это как на смену "инициации через смерть и новое рождение" приходит связное ответственное взросление. Если локально мир в силу закономерностей оптимизации-эволюции-развиия движется в направлении связности и интегрированности, естественно ожидать, что на над-уровне происходит то же самое. Выход на над-уровень должен становиться не только все более возможным, но и все менее скачкообразным.

Связность настоящго и будущего, так же, как и проницаемость высшего системного уровня из текущего (реализованна как способность текущего моделировать себя с внешний себе контекст) - должны увеличиваться, а это значит, что это, ныне нам недоступное - все равно нам не чуждо, не только в том отношении, что мы видны ем как его часть, но и в том, что оно может просматриваться из нашего локального контекста.

Я как-то, помню, написал про общение с несуществующим Богом. О том, как Бог может решить проблему теодицеи, признав свое несущетвование (виртуальный несуществующий Бог признает свое несущестсвование и вместе с нами скорбит о том, что не может существовать и все наладить. А с другой стороны - и не скорбит, а радуется: ведь если идеал недостижим, никогда не будет и конца развитию, и дорогие нам смыслы и ценности, которые это развитиие движут, никогда не обессмыслятся...)


Вот, пришла в голову иллюстрация непроходимости и пробиения эого системного барьера меду нами и тем, во что мы встроены. что б оно ни было, или между нами и нашим бдущимм (чем более отдаленным, тем шглше барьер): возьмем условного Архимеда, который ломает голову над измерением объема золота. Задача кажется неразрешимой, не просматривается никакого даже прспективного направления для обдумывания. Совсем как мы не видим будущего. Совсем как мы не имеем представлния, ком и зачем мы можем быть нужны, если мы и в самом деле часть чего-то большего. Пока не является эврика-ванна, и найденное решние оказывается простым, ясным и уже не может быть забыто назад.


Другое дело, что следующего уровня, боле высокого, чем наша "социосфера", может просто не быть.. Мертвые хтонические небсные тела, ничего такого, что мы своим сложным сущестованием могли бы сдвинуть или усложнить..

Тут да, барьер непреодолим, потом что некуда преодолевать, нет другого берега. А если вдруг и есть, то недостижим физически. Та самая экзистенциальная заброшенность.

Но наше необозримое будущее в качества этого другого берега нас все же всегда остается.


Хотел бы написать связнее и яснее, но пока не получается
Edited Date: 2017-04-24 05:17 pm (UTC)

Date: 2017-04-24 05:36 am (UTC)
From: [identity profile] windeyes.livejournal.com
_конечные задачи, которые мы решаем, просто локализованы не в нас, их субъектом являемся не мы сами, а над-системы, в которые мы включены_

- с одной стороны

и

_баланс между покорением внешней природы и собственного внутреннего «Оно»__

- с другой?

И они тоже забалансированы?

И куда крен?

Date: 2017-04-24 05:55 pm (UTC)
From: [identity profile] hugan.livejournal.com
хм.. сопоставляю. Я под таким углом, под которым эти дв штуки связываются, видимо, не смотрел.

Я имел в виду в первом случае то, что важнейшее и смыслополагающее в нас, и, наверно, самое субъективно дорогое - всегда больше, чем мы сами. И, пожалуй, всегда касается будущего, причем не нашего собственного.

А во втором случае я имел в виду вот что. Вот, грубо говоря, под тонкой прослойкой рацио бурлит фрейдовское Оно, состоящее из всяких противоречивых потребностей, и тонкая прослойка рацио служит их интерфейсом к внешнему миру. Она говорит потребностям, кагда и при каких условиях какая из них имеет шанс реализоваться, она просит их не ломать дров, а подождать подходящего момента, или кооперироваться, или активно создавать этот потребный подходящий момент. Она работает распределительной станцией их энергии, управляя ее действием вовне, и чем более точно оно это делает, тем более потребности бывают удолетворены. И вот, со временем эта тонкая прослойка рацио научилась здорово понимать внешний мир и, следовательно, избирательно и точно влиять на него. Теперь сее помощью потребности легко удовлеворяют себя за счет внешнего мира. Они понаделали холодильников, пылесосов и сельхозмашин, и кормят себя досыта, что раньше удавалось не всем и не всегда. Они с радостью плодят и размножают человечество, они и не заметили, как распахали себе под кормовую базу чуть не всю дикую природу. При таком изобилии решение проблем согласования потребностей между собой можно отложить и подменить экстенсивной эксплуатацией внешних ресурсов. Если посмотреть на это со стороны, то получается, что скорее не Рацио формирует поведение, а, используя средства Рацио, то самое фрейдовское Оно выплеснулось во внешний мир, оставаясь при этом все таким же внутренне несогласованным, противоречивым, несдержанным и хаотическим. Это и понятно: Рацио куда проще развиваться вовне, в сторону умопостижимого физического мира, чем вовнутрь, в сторону исследования внутренних потребностей и нахождения для них оптимально взаимовыгодных компромиссов. Некоторые из каковых, кстати, САМИ ЯВЛЯЮТСЯ ЗАКАЗЧИКАМИ этого исследования, и, будучи вовлечены в конфликты интересов, не во всяком добытом о себе знании будут заинтересованы!! ПОЭТОМУ САМОИССЛЕДОВАНИЕ В КАКОЙ_ТО МОМЕНТ ОСТАНАВЛИВАЕТСЯ: потребности по определению не будут действовать против себя. Нужен очень широкий и внезапный обзор, чтобы увидеть отдаленное, примиряющее их решение и начать тянуться к нему сильнее, чем назад в знакомое равновесное состояние. Чтобы мотив продолжать познание передавил неудобства и тревогу, а то и страх, которые оно причиняет. (впрочем, до страха обычно не доходит, процесс останавливается на далеких подступах к нему.)

Итак, экспансия (вместо самооптимизации) в 20м веке стала совершенно явственно упираться в уже внешние, средовые экологические ограничители, и, волей-неволей, челоечество осваивает теперь не прерии терры-новы (которых на наш век не осталось), а свой внутренний мир, котрый сложнее и драматичней любый прерий.

Я когда-то пытался это сформлировать так: http://hugan.livejournal.com/2754.html
Правда, тогда я не видел того, что так явно чувствую сейчас: общество как раз было на волне овладения собой. Демографический переход, анти-ксенофобские и плюралистические настроения, акцент на сдержанности и бережном отношении друг к другу... То, в качестве реакции на что сейчас, может быть, случился некоторый откат опять к интерересу к архаике... (?)
Edited Date: 2017-04-24 06:33 pm (UTC)

Date: 2017-04-25 02:23 am (UTC)
From: [identity profile] windeyes.livejournal.com
_Нужен очень широкий и внезапный обзор, чтобы увидеть отдаленное, примиряющее их решение,_

Недавно думал о подобном "масштабирования" восприятия (сознания?)
http://windeyes.livejournal.com/265435.html?mode=reply#add_comment, но момент внезапности упустил.
Упущенное всегда кажется важным. Что Вы вкладываете в него? Это итог согласованности или наоборот импульс для согласования?

Date: 2017-04-25 06:29 pm (UTC)
From: [identity profile] hugan.livejournal.com
Тут, как я понимаю, несколько смежных проблем.

Масштабируемость, распараллеливание, построение системы систем - это, как я понимаю, имеет отношение к тем самым над-индивидуальным источникам мотивации и смысла. Одно дело - слепо участвовать в над-системе, другое дело - выглядывать на этот надсистемный уровень, видеть его цели, сочувствовать им, видеть свое участие в них. Ну, например, понимать, что ты нужен обществу именно в своей индивидуальности, ты даешь будущему на выбор один из вариантов, обогащаешь его разнообразием, и поэтому лучше доводить свой индивидуальный вклад до некоего собственного связного и внутренне логичного состояния, чем, скажем, мимикрировать и уподобляться.. (я довольно грубо и плоско пишу сейчас, в некоторой спешке. я не имею ввиду буквально сказанное, скорее привожу пример..) Сочувствовать развитию и эволюции, так сказать. И вот, для этого отдельному элементу системы. узлу сети, нужно уметь внутри себя каким-то образом строить образ сети в целом. Хотя бы способа ее организации. Ее основных процессов. Именно поэтому люди прислушиваются к тенденциям, ловят запах будущего в воздухе, гадают, какими смыслами наполнится жизнь, и наполняется уже.

Но все же узел сети не может прыгнуть выше головы, воспарить и увидеть картину сверху. Как не может заглянуть и в будущее. Ему остается гадать и надеяться. Домысливать и проверять себя. Я всегда питал слабость к поиску закономерностей. Волнует надежда увидеть-картины в статистических данных. По работе я немного занимался майнингом психологических и физиологических данных и имел случаи прочувствовать, как статистика разбивает красивые теоретические предположения и построения. Но бывает и так, что вместо них находятся чуть более сложные, которые согласуются с ней, и красивые уже другой красотой.. Красивые неожиданностью, волнующие другим углом поворота, до которого без них не додумался бы. Это - один из способов пытаться выглянуть в над-уровень, но волнует он именно этим. Гадать, пытаться уловить и нащупать, пытаться понять, что же это такое - общество, люди, что среди них возможно, что нет, какие перемены с какой скоростью происходят..

О внезапности: можно внезапно увидеть-картину, это одно. Но обыччная жизнь не состоит из инсайтов и прозрений, и даже что-то важное об обществе, внезапно понятое, по моему опыту, не обязательно немедленно на ней отражается. (Хотя.. Для меня было тяжелым разочарованием реакция широкой российской общественности на антиукраинскую и антизападную политику и пропаганду. Зрелище того, как легко люди покупаются на идеи какого-то невнятного "величия", в самом деле что-то поменяло в моей жизни, может быть, показало мне, что, если мне не нравится окружающая среда, то не обязательно я "сам дурак", а, может быть, и в самом деле "с миром что-то не так"...) Но это о другом. Внезапно почувствовать в ветре запах моря, уловить что-то в воздухе и понять, к чему мы движемся и к чему стоит двигаться - это бывает внезапно, потому что внезапность обманывает защиты. Важные мысли часто по-фрейдовски неудобны и неприятны для нас хотя бы в каком-то незначительном аспекте, и это незначительный аспект, предсувствуемый на подступах, не дает "сокрушить сердце" и перескочить на новую позицию, на которой разость осмысленности и правды уже перевешивает боль или раздражение от неприятных признаний.
И, мне кажется, предметом тут всегда бывает не общество, не мир. А собственный внутренний мир. собственные какие-то вещи, поспешные обобщения..

Внезапность - просто удачный случай, позволяющий опередить собственные защиты и увидеть то, что исподволь, но прочно научился не замечать. Мне кажется.

А что касается причины и следствия: но это же циклический пошаговый процесс. То, что сегодня ново, завтра входит в платформу, открываются возможности увидеть что-то еще... И итог согласования, и импульс к новым шагам. Как везде. Как в истории науки, искусства, технологии...
Извините, сумбурно написал.. Но яснее сегодня уже не получится

Date: 2017-04-27 03:53 am (UTC)
From: [identity profile] windeyes.livejournal.com
_незначительный аспект, предсувствуемый на подступах_
Это и есть "защита", которую внезапность опережает?

Date: 2017-04-27 05:10 pm (UTC)
From: [identity profile] hugan.livejournal.com
Да. Грубо и очень искуственно (и метафорически) говоря, если мы почему-либо движемся в направлении эпицентра внутреннего конфликта (т. е., что называется, "туда, где тревога растет"), то мы незаметно для себя на каждом шагу сворачиваем в сторону и обходим эпицентр. Поэтому он всегда остается в слепой зоне. Но штука в том, что в самом эпицентре (там, где внутренний конфликт поняти найдено решение) уровень тревоги вполне может оказаться ниже, чем на подступах. И если увеличить длину шага движения, можно внезапно перешагнуть этот хребет. МОжет оказаться, что бояться было нечего. Может обнаружиться, что столько лет столько сил выбрасывалось зря.. Это я, конечно, говорю о крайнем идеальном, голливудском таком сценарии. В реальности выход на новый уровень, конечно, сопровождается новыми трудами и переживаниями, но их плюс в том, что они - более ясные и более честные, чем страх, заставляющий огибать слепую зону. В конечном итоге понимать лучше и спокойней, чем не понимать. даже самую горькую правду. За самообман, дезинтеграцию, поддержание слепой зоны в конечном итоге приходится платить больше. Стихийно сложившееся решение оказывается более корявое, менее чистое...

что-то я опять Фрейда "своими словами".. Вроде банально. Но мне эти вещи кажутся важными. И до сих пор не вполне привычными..

Date: 2017-04-27 05:37 pm (UTC)
From: [identity profile] windeyes.livejournal.com
Значит, не идти туда,"куда тревога растет", а как-то туда зашагнуть. В основном попросту оступившись. Или есть приемы?

Date: 2017-04-27 06:53 pm (UTC)
From: [identity profile] hugan.livejournal.com

Нечто среднее. Быть готовым зашагнуть. Хотеть заглянуть за хребет, быть готовым к сложным и трудным правдам, алкать и жаждать их, и, если повезет, зашагнуть на этом фоне. Ну, или с крюками, лебедкой и напарником-психотерапевтом, который не даст уйти в самообман - своим ходом.
Кстати, зашагнутое легко забывается. Трудно не только зашагнуть. Трудно запомнить, закрепиться. И трудно приложить этот опыт к разным частям жизни. Проработать разные аспекты жизни в связи с новым пониманием.

Грубый и условный пример. Пусть человек любит кого-то, но не имеет сил увидеть и признать в любимом тяжелые и неприятные черты. Такой человек испытывает сильную тенденцию идеализировать предмет любви, но куда же девать недовольство, подавленный гнев? Чем более подавлен импульс к разрыву отношений, чем более он приобретает характер освобождения - тем сильнее он исподволь пугает человека. Человек чувствует угрозу, но не понимает, что она локализована в нем же. Подавленный импульс может проявляться невротически, вылезать в самых неожиданных ситуациях, генерировать тревогу, страх, что угодно. Может принять даже форму веры во внешние злые силы: идеализировать предмет любви особенно удобно, смещая негативные чувства, которые им вызваны. вовне, на сторонние. удаленные, "чужие". Тот, кто попытается интерпретировать этому человеку эту ситуацию, будет скорее обвинен в клевете и выдумках, чем услышан. Хотя если он будет услышан - это не обязательно будет означать разрыв и потерю. Може ыть, человек лучше поймет того, кого он любит и научится выдерживать/прощать те его черты, которые отталкивали. Или обсудит их. или, да, расстанется. Но в любом случае это будет развитие, увеличение связности и честности внутреннего мира и межчеловеческих отношений.

Еще более грубый пример. Стокгольмский синдром. Террорист или узурпатор держит в своей власти людей, в крайнем примере - заложников. Чтобы иметь шансы выжить, заложникам ничего не остается, как строитьотношения со ззлодеем, искать в нем искру человечности, любые достоинства. Или "идентифицироваться с агрессором", произвести агрессора в Великие Вожди и поверить, что подчиняясь ему, участвуешь в Великом Замысле... Или более интересно взять случай, когда жизненной угрозы и экстремальной зависимости нет, но ведомым самим удобно, чтоб их вели, и их зависимость и нужна им, и неприятна для них одновременно. И вот: кто попробует разубедить этих зависимых людей или покусится развенчать их кумира- ТОТ И ПОЛУЧИТ всю ту скрытую ненависть, которая изначально была адресована агрессору, но из-за страха - подавлена, скрыта, забыта, отведена на внешних врагов, чаще всего выдуманных....
Расставание с такими самообманами трудно по многим причинам. Кроме страха, бывают же локальные выгоды, приобретаемые зависимыми: уход от личной ответственности и передача ее лидеру, переживание даром доставшегося смысла существования в союзе с лидером, отсутствие необходимости действовать самостоятельно (инфантилизация, патернализм).. .

И вот, пусть человек чуувствует, что что-то тут не так, может бытьлучше, и ищет новых смыслов, даже еще находясь в плену старых. Тогда он имеет шансы заскочить в новое состояние. Увидев мельком ландшафт за хребтом, он не обесценит его как разоблачающий, а запомнит как ценный. И шансы его туда попасть от этого вырастут.

В такой локальной мотивационной яме беспомощности можно просидеть всю жизнь. Но если

Date: 2017-04-27 07:00 pm (UTC)
From: [identity profile] hugan.livejournal.com
а было бы лучше взять пример, в котором человек не в ком-то любимом, а в себе боится обнаружить те или иные намерения. Когда текущая ситуация оживляет в нем недоигранную и забытую более старую ситуацию, которой он не понимает и поэтому не видит, что рассматривает мир в ее терминах... Неисчерпанная хахда зависимости (в детстве все мы зависимы). Непримиренная обида, злость, стыд, вина, что угодно.

У Фрейда и позднейших психодинамических авторов встречаются интересные примеры таких конфигураций. КОнфликты раннего развития и их следы на последующую жизнь - Кляйн, ВИнникотт, Боулби (обобщение до мелкопитающих, наблюдения и эксперимента на приматах). Бион. Хотя старых авторов, на мой взгляд, надо читать достаточно критично, в таких вопросах нередки насильственно введенные понятия и вчитанные смыслы..

Date: 2017-04-27 07:09 pm (UTC)
From: [identity profile] hugan.livejournal.com
и тут еще действует волшебство этих самых слепых зон, фрейдовского сопротивления осознанию внутренних конфиктов. Человек не может увидеть в себе такое застревание в ловушке. Почти не может. Просто мысль туда не зайдет. Признаки будут проигнорированы. Поэтому мы в принципе не знаем, что с нами "не так".

Date: 2017-04-24 02:43 pm (UTC)
From: [identity profile] white-lady-for.livejournal.com
С вашего разрешения утащу для "подумать".

Date: 2017-04-24 06:15 pm (UTC)
Page generated Jul. 23rd, 2017 12:51 am
Powered by Dreamwidth Studios