hugan: (Default)

Это февраль. Скоро март, трудный старт весны, когда ей недостает подъемной силы, и она, проваливаясь в рыхлый воздух, не может опереться на него, теряя скорость, задевает какие-то антенны, серо-бурую щетку парка и ржавые аттракционы в нем,

Распространенные клише с идеализацией весны (и грубые, и более тонкие), вызывают у меня ощущение какой-то драмы, мне кажется, более глубокой, чем драма соотношения между надеждой и самообманом. Я не знаю, в чем она состоит. Это какая-то довольно базовая вещь, мне кажется.


> В юном месце апреле
[- только детские книги читать]
в старом парке тает снег
[только детские думы лелеять]
и крылатые качели [все большое далеко развеять]
начинают,
свойразбег

[из глубокой печали
/
восстать]

Позабыто всенасвете,
[я от жизни смертельно устал]
серце замерло в груди!
[ничего от нее не приемлю]
только небо?
[но люблю свою бедную землю]
только ветер.
только радость впереди
[потом то другой е видал]

Взлета-ют
выше ели
[я качался в далеком саду]
не-ве--даяпрегред,
[на простой деревянной качеле,
и высокие, ТЕMНЫЕ ели
вспоминаю в туманном бреду]



В жизни бывает тяжелая фальшивость, она тяжела изнутри. Ее гораздо легче ретранслировать, чем переосмыслить. Но все-таки можно пытаться посмотреть на нее извне, искать ее смысла, и, тем самым, оторваться от нее и ее обезвредить, сделать ее из довлеющего жизненного обстоятельства образом, точкой приложения изобразительной силы. Вот тогда она начинает указывать на что-то более глубокое, захватывающее. И высокие, ТАЙНЫЕ ели.. другой, забытый, мир, который однако, тут, рядом.
Это было бы решение.

hugan: (Default)

Страшный сон. Запах гари. Открываю глаза, а передо мной жареный петух в человеческий рост, и он меня клюет.

Как обстановка в нашем эльсиноре? а то в глухой провинции у моря мы слышим гул вдали идущих действий, но ни на что не можем повлиять. Оставим гордость. Всяк, сюда входящий, несет в себе свой личный зомбоящик......
и как улисс, себя же гонит вспять.

Есть люди, с которыми я общаюсь по делам, и мне хочется, чтобы с ними было приятно общаться по делам. И вот они периодически заводят разговоры про украинский фашизм, про то, как Обама похож на обезьяну, ну и все прочее. Похоже, это происходит в моменты политических обострений и усиления пропаганды. Ну, я молчу, пытаюсь понять, что творится в умах у тех, у кого дома фоном включен телевизор.

В какой-то момент я уже не могу молчать, понимая, что именно из-за таких молчунов мы имеем всю эту шизу в телевизоре, в головах и во внешней и внутренней политике. И я, когда заходит речь, осторожно предлагаю ту мысль, что искать внешнего врага не стоит, что мы в этих врагов просто вкладываем то, что не хотим признавать в себе, что вообще интерес к врагам и вражде не есть хорошо, что мы ползволили нашей власти наделать очень нехороших дел, и ухудшение международных отношений связано прежде всего с этим. Ну и все прочее.
И мои слова так же удручающе банальны, как и разговоры про духовность. И, конечно, я получаю в ответ негодование, возмущение. В последжний раз, огда это произошло, я получил титул чуть ли не Американского Шпиона.

Это было бы смешно и глупо, если бы не было правдой. И если бы рядом не шла в связи с этим война.
Черт, я не верю своим глазам: идет по улице прохожий, а это, может быть, (с вероятностью в 82%, или сколько там..) уже не совсем прохожий, а жареный петух. Но вот в чем штука: если я буду так смотреть на людей, то отличаюсь ли я сам от тех, кто ругает Обаму обезьяной?

Мне всегда казалось, что достаточно просто общаться поверх противоречий, не касаясь политических убеждений, подобно тому, как обычно не стоит затрагивать религиозную веру не слишком близкого собеседника. Т. е. не следует навязывать длиалог в тех областях, где собесдник к диалогу не готов. Плюрализм, взаимоуважение, приватность, взаимоденйствие ясно разграниченных отдельных личностей. Нагрузка на терпение и сдержанность - ну, к этому я, как мне казалось, должен быть готов.

А теперь я чувстую, что такая позиция становится душевно тяжела и невыносима. И я спрашиваю себя: это оттого, что слишком велика нагрузка на терпение и сдержанность? Да, поэтому.
Но еще она невыносима потому, что неэтична. Пока верования и убеждения собеседника безопасны, все в порядке. Но когда они разжигают ненависть и являются существенной причиной просто-напросто войны (а еще - колоссальног повреждения этической культурной конвенции), им уже нельзя отвечать полчанием. Другое дело, что ответ должен быть корректным, безопасным и конструктивным, а собеседник не всегда оставляет для такого ответа возможности. (И третье дело, что моя позиция, полагающая что "все это плохо" - это не более, чем моя частная позиция, не имеющая никакого приоритета перед позицией собеседника, не очевидного из ее содержания.)

Так на практике переживается та известная драма, что чистого этического решения не существует. Остается искать утешения в том, что эту драму надо переживать, выдерживать, не забывать, не заменять забвением и обманом.

Тут есть даже что-то  похожее на ревность: ну зачем все эти люди слушают Их и предпочитают Их тем (книжкам?), кого я люблю и которые, мне кажется, могли бы им помочь и их утешить?

hugan: (Default)
1. Вспомнился Бродский:

Проснулся я, и нет руки,
а было пальцев пять.
В моих глазах пошли круги,
и я заснул опять.

Проснулся я, и нет второй.
Опасно долго спать.
Но Бог шепнул: глаза закрой,
и я заснул опять.

Проснулся я, и нету ног,
бежит на грудь слеза.
Проснулся я: несут венок,
и я закрыл глаза.

Проснулся я, а я исчез,
совсем исчез - и вот
в свою постель смотрю с небес:
лежит один живот.

Проснулся я, а я - в раю,
при мне - душа одна.
И я из тучки вниз смотрю,
а там давно война.


2.
Иногда говорят, что те, кто не хочет заниматься политикой, должны быть готовы к тому, что политика рано или поздно займется ими.

Остается вопрос: как этой политикой так по-умному заняться, чтобы не впадать в какую-либо свару и сохранять конструктивность. Тут мне кажется важным прежде всего каким-то образом стараться изо всех сил не злиться.

Постоянная возня с агрессией, своей и чужой, наконец, чисто эстетически не интересна и не нова..
"Это старо и надоело, а теперь требуется новое, а новое есть жизнь" - ну, у Пастернака там еще значилось "вечная", но ведь жизнь и так потенциально условно вечна - в том смысле, что все-таки уходит за наш горизонт предвидения.

3.
Вот мне говорят: ну что ты, мол, так лично переживаешь эти политические события, ты говорят, тем самым в них втягиваешься и, как бы ты ни старался сохранть, мол, человческий облик, все равно в конечном итоге незаметно, в аких-то тонких моментах, поляризуешься, и вся твоя хваленая целостность восприятия незаметно так тает, точнее, костенеет в идеях и декларациях а на деле становится бесплодной. Тут весна, жизнь локального масштаба продолжается и нарастает, и, как бы ни было трудно все это совмещать, глупо обижаться на реальность и под предлогом мировой скорби устраниться от дел.

Как ни трудно иногда относиться к реальности хорошо, не закрывая глаза на ее плохия стороны, это, похоже, единственный плодоторный способ к ней относиться. Все иное - в конечном итоге - ПРОЯВЛЕНИЯ ТОЙ САМОЙ НЕНАВИСТИ (в широком смысле), которая так хорошо видна в других и которая вызывает отторжение, и даже желание еекак-нибудь устранить или с ней бороться. И вот тут важно остановиться, чтобы это отторжение не стало слишком активным и самоценным, потому что четкой грани нет. Доступна рефлексии только динамика дрейфа в одну или другую сторону.

Но это было бы еще полбеды. Хуже то (вот, вот оно! бессмысленная навязчивая ирония детектед!)  что НЕНАВИДЕТЬ МОЖНО И САМУ НЕНАВИСТЬ, якобы от нее отмежевываясь, но, парадоксальным образом, тем самым в нее впадая. При этом объектом ненависти оказывается, помимо прочего, и сам субъект-носитель. Это имеет прямое отношение к аутодеструктивной динамике.
Read more... )
hugan: (Default)
Решил попробовать писать сюда мысли вслух. Зачем - не знаю. Попробую.

- читал ребенку стихи Юнны Мориц, а в них полно таких мини-парадоксов, таких.. ээ.. взрывов смысла, точек концентрации смысла... , локальных пиков отношения насыщенности к краткости. Они, может, между собой не так сильно связаны, но сами по себе хороши, особенно когда их много и если они разные.
"В доме очень молодом // нарисуем старый дом".
Развитие темы: "Мой любимый старый дом! // В нашем доме молодом // Все девчонки и мальчишки // Очень любят ваши книжки" !
Если не вдумываться, просто чувствуется некая искра. А если вдуматься, становится понятно из каких смыслов она складывается: старый дом вложен в молодой, но и молодой-то происходит, надо думать, от старого (связь поколений: кстати, как хорошо звучит "молодой дом" вместо "молодая семья": это ж материальное, самое простое и ощутимое представление семьи!). Двунаправленная вложенность.
Потом, можно понимать как рисунок дома в доме и как процесс рисования в реальном доме: возникает проблема соотношения этих вариантов.. Проблема реальности реального, в которой единственно реальным остается не объект - дом, реальный или рисуемый, а процесс рисования (принцип активности), который предполагает наличие неких домов, снимает онтологические сомнения относительно их.
Потом, повторения и скрытые рифмы одни чего стоят! они воспроизводят то же отношение на другим, низшем уровне.
Кстати, важно, что это куски из двух разных стихов, связывающие их. В первом из них просто лежит такая двухстрочная находка, не раскрытая. Мне почему-то и эта нераскрытость, и эта общность между разными стихами особенно понравилась.

Конечно, может быть, что это только я такие смыслы туда вчитываю. Но этим и здорово, что есть куда вчитывать. Как в те два зеркала напротив друг друга при гадании. (только там проще, вложенность однонаправленная)

Кстати о вчитывании.
В одной случайно мне попавшейся статье говорят, что постмодернист Фаулз говорит, что в его каком-то из его романов смысла не больше, чем в пятнах Роршаха. Думаю, как раз мой случай, попробую. Раньше я Фаулзом как-то не проникся, но, думаю, может я чего-то не до (гонял).
Взял прочитал "Червь" - пример того, как "автор не дает ответа". Но что-то не проникся опять. Картинка в начале красивая. Вообще часто интро выглядит драматично - просто оттого, что автор его акцентирует, как бы говорит: это важно, не знаю почему, но это важно.... Красивая немотой и непонятностью. А дальше все, имхо, какое-то искусственно умственное.....

Похоже, между тем, как "не дают ответа" Фаулз и Чехов, есть некая разница. Но в чем она состоит, мне пока не ясно.
Page generated Jul. 23rd, 2017 12:47 am
Powered by Dreamwidth Studios