hugan: (Default)

Не знаю, имеет ли смысл сюда тащить.. Но втащу, чтобы, кроме прочего, самому не забыть. Из http://ivanov-petrov.livejournal.com/2043781.html?thread=115115397#t115115397

Начал писать коммент на пост ivanov_petrov о будущем, о том, каким образом можно осмысленно говорит от будущем. А потом (в ответ на вопрос) начал формулировать концептуальную рамку своего понимания предмета, и несколько увлекся вводной частью... Зато более или менее сформулировал свое понимание некоторых общих вещей.

...
- Но ведь будущее только и делает, что выламывается из взглядов и идей, из которых бы его описывать. Вне всяких идей появляется непредвиденная и не особо осознанная сила, смещает акценты, и совсем другое становится важным. Мне кажется, есть некая ширма, которая скрывает от нас то, что станет важным, и действует она очень просто: именно то, чего мы не хотим замечать сегодня, остается вне нашего контроля - до тех пор, пока не порождает такие последвтсия, которые не заметить уже нельзя. И поэтому они кажутся такими неожиданными черными лебедями.

Парадигмой, из которой можно было бы пытаться все это осмыслять, мне кажется, могла бы быть очень общая психологическая (или социально-психологическая) парадигма, освещающая мотивацию человека, дерево его осознаваемых и не осознаваемых мотивов (дерево - в том смысле. что частные и ситуационные мотивы реализуют меньшее количество более общих, и так - до нескольких базовых "потребностей", присущих даже не обязательно отдельному человеку. Впрочем, выделение таких "потребностей" - дело более или менее произвольное. У меня, может быть, есть некий личный набор, не лишенный, как мне кажется, объяснительной и предсказующей силы, неплохо вносящий единообразие в множество сложных и разнородных на первый взгляд феноменов, но формулирование таких наборов - это лишь толкование. Удобно для осмысления, иногда - выявляет проверяемые общие корни внешне разных явлений, но не гарантирует ни точности истолкования, ни отсутствия слепых зон. Впрочем, это оффтоп уже. Мне все хочется эту картину развернуть, но это же не на полстраницы...

Итак, предположу, что будущее реагирует на то, на что не смогли, не захотели или побоялись отреагировать в настоящем, потому оно и удивляет. Надо быть одновременно (1) плотью от плоти текущего состояния культуры и (2) очень внутренне бесстрашным, чтобы предвидеть, почувствовать и не удивиться.
Read more... )

hugan: (Default)
"А Муми-маме снова казалось, что она лежит на прогретом солнцем песке и видит над собой небо и качающиеся головки морских гвоздик"

Вот какая генеральная проблема.

1. Совершенно необходимо и очень хочется помнить о недостижимом важном и хорошем и тяготеть к нему, помнить, что к нему можно приблизиться, хотя и нельзя достигнуть. Это важное и хорошее просвечивает в многих эпизодах жизни, обычно взятых изолированно, оно сверкает локально (например, в детских воспоминаниях, в странных образах и снах), а при более общем и реалистичном взгляде растворяется в более сложной смеси обычной жизни, но это не причина объявлять его ошибкой и переставать к нему тяготеть.

2. При этом совершенно необходимо избегать протвопоставления недостижимого хорошего и достигнутого обычного, потому что при этом обычное на фоне хорошего начинает казаться плохим. Отношение к обычному приобретает характер враждебности, а стремление к недостижимому хорошему приобретает характер депрессивной тоски, обделенности, невозвратимой потери, т. е. бессилия, непреодолимости препятствий на пути к хорошему. Обычное оказывается как бы виновным в редкости и недостижимости хорошего.

Слошком сильное и страстное тяготение к недостижимому хорошему рискует не выдержать собственной силы и расколоться на враждебность (по отношению к трудностям и препятствиям) и тоску или жадность (по отношению к искомому). Вариант - жадность/зависть и импульс к прямому агрессивному завладению хорошим без учета интернесов и ожиданий кого бы то ни было: всякий, стоящий на пути при этом воспринимаются как помеха или как враг. Еще худший вариант - отказ от надежды, импульс к уничтожению самого недостижимого хорошего как источника провокации: здесь уже само недостижимое хорошее воспринимается как нечто изначально враждебное. (Варианты на разных уровнях общности описаны психологами разных направлений, от эмпирического "закона мотивационного оптимума" Йеркса-Додсона и психодинамических объяснительных моделей, начиная с Мелани Кляйн, до нейросетевых моделей, воспроизводящих зависимость эффективности решеня задачи от мотивации (араузала).)

Т. е.:

1. Помнить, тяготеть и не переставать тяготеть, искренне и с силой, достаточной, для того, чтобы эта сила двигала челвоека в жизни и придавала ей смысл.

2. Тяготеть, не допуская жадности. С ростом силы тяготения растет и риск расщепления на хорошее и плохое, после которого тяга к хрошему обессиливается, а ее энергия питает враждебность к плохому.

Слабее - забвение, бессмысленность и подмена, сильнее - перегрузка, вышибающая, например, в депрессивность и/или в шизопараноидность  - и, опять же, ослабление надежды, забвение, бессмысленность и подмена..

Поскольку опыт взрослого человека разннообразен, в разных его областях, конечно, действуют относительно разные режимы силы тяготения к хорошему, образую сложную, пульсирующую мозаику. Но чем меньше возраст и чем менее разветвлен опыт, тем такая мозаика проще, и логично ожидать, что в самом начале жизни, когда плод и младенец впервые переживает неспецифические еще, генеральныме состояния хорошего и плохого, и, главное, впервые начинает реагировать на них и получать обратную связь от реальности - формируются исходные паттерны, предопределяющие развитие их  последующих детализирующих дериватов - "личностные свойства".

Но какими средствами жизнь и культура устраиваются так, и как самому устроить ее так, чтобы чтобы вот эта сила притяжения поддерживалась достаточно высокой, но без разрывов и перенапряжений, вблизи гребня волны, за которым расщепление и спад?


UPD

Вернее - как бы научиться нащупывать этот баланс до "срыва потока" и провала в психологические защиты - при том, что момент провала, как и момент засыпания, по самой сути психологических защит, субъекту уже не может быть заметен.
И при том, что идеальное и недостижимое слияние с хорошим - тоже нежелательно и страшно: оно уничтожает ту самую мотивирующую силу, вызывающую бесконечное движение в сторону хорошего, т. е. уничтожает то единственное воздействие и влияние, которое хорошее на нас оказывает, уничтожает наше взаимодейвствие с хорошим, представляет собой некую блаженную смерть.
hugan: (Default)
В обществе малознакомых, но вполне, вроде бы, разумных и милых людей, высказался в том смысле, что ситуация в Украине отличается от картинок по русскому телеку. Вижу на лицах непонимание, круглые глаза, и в ответ слышу мантру про фашистов и злую Америку. Пытаюсь сказать, что образ врага - это слишком просто (и желанно?!), чтобы быть правдой, но ясно, что одни эти слова против целого телека, а главное, против сильного искушения депонировать всю диффузную враждебность в нечто конкретное - не действенны.

В этой связи очень кстати в кино идет этот Лего-мультик (the lego movie), в котором как раз подняты темы поляризации ("добра-зла") и отношений отца и сына (показано, как агрессия, направленная первоначально на родительскую фигуру, но НЕ УСЛЫШАННАЯ последней, отводится вовне на произвольный параноидный образ абсолютного врага). (Кстати, заодно там отчасти проблематизирован образ Бога-Творца - как раз в связи с отсутствием диалога с ним, о чем я как раз недавно написал целый пост.)
Выход из конфликта "охранительства" и "свободолюбия" - показан в мультике как достижение отцом и сыном взаимопонимания, причём ни одна из сторон конфликта не "побеждает" и не полагается "правой".

Т.е.: вся эта поляризация, параноидные представления о госдепе-фашистах-бандеровцах-и-проч - прямое следствие широкого распространения дефекта коммуникации по вертикали (с начальником, родителем, царем - подобно тому, как полярный характер Страшного Суда мне кажется дополнительным недоступности Бога для коммуникации).

Хотя это и банально, повторюсь: все, что касается "духовности", образа врага и доминирования отношений контроля над отношениями кооперации и диалога - единый симптомокомплекс, проявление единой архаичной культурной черты. ("Духовность" я здесь имею в виду в том аспекте, что ее носители приписывают себе некое особое исключительное и ценное свойство, недоступное другим и облегчающее противопоставление "своих" и "чужих").

Я называю эту культурную черту архаичной потому, что и история, и сама эволюция - движутся, как я понимаю, в сторону все более тонких и точных средств примирения противоречий, что предполагает кооперативное взаимодействие (диалог) между конфликтующими сторонами. Разрешение противоречия между научными теориями - это открытие (выход в над-парадигму, снимающий противоречие), разрешение или смягчение технического противоречия - это изобретение, разрешение или смягчение противоречия между свойствами организма - шаг в эволюционном развитии, решение или смягчение противоречия между стратегиями поведения - совершенствование когнитивных процедур регуляции, в частности, совершенствование регулирующих поведение культурных норм.

Стратегия, при которой столкновение противоречивых сторон не обрабатывается, а избегается - самый простой, древний и неэффективный способ урегулирования. Если стороны рассматриваются как абсолютно несовместимые, это означает абсолютную угрозу для каждой из них со стороны другой - т. е. страх их совмещения. В таких условиях атрибуты каждой из сторон должны дифференциироваться очень жестко и взаимоисключающе, совместное одновременное восприятие атрибутов обеих сторон должно быть исключено во избежание их совместной актуализации. Если вдруг такие атрибуты принадлежат одному континууму, их дифференциация требует, грубо говоря, усиления реципрокного торможения конкурирующих детекторов до такого уровня, когда решение об отнесении к одному из полюсов принимается однозначно (совместный параллельный ответ конкурирующих детекторов исключен). Границы между дифференцируемым проводятся максимально жестко, а поскольку принятие решения об отнесении элемента к той или иной группе требует конкуренции, подавления альтернативных ответов (грубо и упрошенно говоря, в нейронной сети это латеральное торможение, в обществе это применение в конкурентной борьбе приемов прямого подавления соперника), контраст и неравенство/поляризация имеют тенденцию усиливаться. (в изображениях и в изобразительном искусстве это выглядит именно как усиленный краевой контраст, жесткие контуры, контраст на которых существенно сильнее, чем контраст "по площадям", на больших расстояниях (меньших пространственных частотах)).

Я очень вульгаризую и сверхобобщаю, я понимааю, но иначе мне пришлось бы пускаться в пространные рассуждения о том, как вообще возможна репрезентация (воссоздание, моделирование) психикой чего-либо в результате выявления закономерностей в сенсорно-моторном опыте, а также о мотивационном (потребностном) аспекте этого процесса, в особенности - о т. наз. шизопараноидной фазе развития с ее изоляцией "хорошего" от "плохого", и о том, как на этой фазе внешним мир репрезентируется не на уровне объектов (групп связанных признаков-примитивов), а на уровне отдельных признаков, соединение которых в некий синтетический образ ("диалог") затруднено угрозой коллизии между противоречивыми потребностями. Я надеюсь когда-нибудь понятно высказаться на эти интереснейшие темы. Здесь же мне хочется показать, что процесс дифференцирования и принятия решения - штука универсальная, на разных субстратах демонстрирующая сходные эффекты, хотя я понимаю, что показать это удовлетворительно без строгого введения терминов и обширных предварительных обсуждений я не могу, и мои сближения страдают недодуманностью.

Коротко говоря: чем слабее опыт интеграции (чем меньше готовность к совмещению противоречивых стимулов - и чем больше страх такого совмещения), тем меньше терпимость к полутонам в картине мира, тем сильнее тенденция выдвигать бинарные оппозиции и попарно противрпоставлять вещи друг другу на основе различных значений какой-нибудь отдельной переменной. А на уровне общества, где протекают сходные "сетевые" процессы - тем сильнее социальное неравенство и тотальное недоверие-противостояние, фактическая атомизация общества (якобы противоположная, а на деле дополняющая его декларируемую "общинность-соборность"). Что и наблюдаем.

А если в качестве противостоящих потребностей взять базовую потребность в доверии-диалоге и базовый же страх фрустрации-предательства-отказа - то получим классическую кляйнианскую картину развития младенца на первом году жизни, когда он впервые сталкивается с тем, что "добро" и "зло" - это не разные и противоположные сущности, и что, поэтому, "абсолютного блага" нет, и этот факт надо пережить и оплакать как потерю.. И собственно, неготовность к его принятию и создает остаточную тенденцию поляризовывать, опасаться синтеза и расщеплять реальность на "идеально хорошее" и "вражеское", и поддерживать это бесплодное разделение в максимальной чистоте, в максимальном порядке, в максимальной стерильности.. Что мертвит, отрывает от реальной чистой грязной (в своей чистоте) жизни..
hugan: (Default)
Недавно случилось задуматься о том, как видят мир всерьез верующие люди, хорошо понимающие сущность и тонкости христианства.
Меня самого отделяет от религиозности прежде всего:
- во-первых, интерес к тем ЖЕЛАНИЯМ, РАДИ КОТОРЫХ люди впадают в некритичность (принимают что-либо на веру); оно из следствий этого интереса - представление о том, что сакральная фигура - это фигура, отношение к которой воспроизводит отношение к родителю, а самый процесс верования - это желанный возврат в положение ребенка при этом Родителе,
- и, во-вторых, общее нежелание принимать какое-либо убеждение некритично, понимание некритичной веры как формы самообмана, как уступки разума желаниям, нарушающей честность взгляда на мир и объективность его картины.

Мне кажется, было бы здорово, если бы христианство в ходе развития достигло такого уровня толерантности, чтобы не требовать веры в свои догматы, допускать к ним агностическое отношение ("христианство Юрия Живаго"). Тем самым религия перестала бы оказывать давление на восприятие реальности, стала бы "чисто духовным" опытом. Сама граница между религией и ее отсутствием исчезла бы, но все наработанные религией достижения оставались бы доступными, "вырастание" из религиозности проходило бы бесконфликтно.
Протестантизм, снявший запрет на индивидуальное интерпретирование сакрального, пожалуй, наиболее близок к этой границе.

Но, насколько я понимаю, в христианском и постхристианском мире такое вырастание из религии происходит уже вне ее. Христианских религиозных течений, готовых перерасти собственную религиозность изнутри, насколько я знаю, нет.

Напрашивается сепарационная интерпретация: ранние психические механизмы ("незрелые защиты"), такие как контроль, отрицание, изоляция, расщепление - основное препятствие к взрослению, выходу из-по родительской опеки, потому что они препятствуют ПРОЯСНЕНИЮ отношений с родительскими фигурами и ПРЕОДОЛЕНИЮ АМБИВАЛЕНТНОСТИ этого отношения (т. е. примирению внутренних противоречий, присущих этому отношению).
В самом деле: в религиях сохраняются резкие формы амбивалентности.

Прежде всего: у меня никогда не укладывалось в голове, как христианство, утвердив "золотое правило" морали и вообще отстаивая моральность, сохранило за Богом это адское право на ад. Насколько расщепленной, фрагментированной, лишенной будущего, должна быть картина мира человека, всерьез опасающегося лет в среднем через.. ну пусть 45.. - туда попасть! А если эта картина будет цельной и последовательной, то она должна быть переполнена страхом, принудительно сочетаемым с "любовью к Богу" как действительно свободным, бескорыстным чувством.

Насколько я наблюдал, серьезное отношение к аду - первый признак глубины религиозности и влияния религии на жизнь. У людей, принявших религию в наследство и не имевших случая разобраться в ней индивидуально, страх ада, мне кажется, выпадает из религиозной картины первым.
Исчезновение ада из повседневного опыта естественно. Ад, собственно, изначально "задуман" как беспредельный ужас, который по самому замыслу невозможно охватить, с которым невозможно примириться. Отнестись к нему всерьез - значит постоянно переживать ужас, не преодолимый зрелыми адаптивными механизмами, направленными на примирение. Кроме того, я так и не смог толком понять, что считать человеком в процессе полного "отделения добра от зла", что является предметом разделения, что, собственно, куда попадет. Логично было бы предположить, что по результатам отделения один и тот же человек должен попасть и в рай и в ад, но тогда это уже далеко не так страшно и в сущности не так уж отличается от обычной жизни в лучшие ее моменты, когда все "плохое" фрустрируется, а "хорошее" реализуется. Правда, тогда не очень понятно, почему фрустрированное "плохое" испытывает такие адские страдания лишь от неизбежного соприкосновения с "хорошим".. Дело, очевидно, в том, что само понятие "плохое" это некая идеальная категория.

Так или иначе, выходит, что, как не бы человек ни интегрировал плохое и хорошее при жизни, как бы ни учился выдерживать плохое ради хорошего, прощать, трудиться, не отказываться от сложной картины в пользу черно-белой (добро-зло, свои-чужие и пр и пр), его, в итоге его равно тебя ждет расщепление, возврат от зрелых интегрирующих механизмов к младенческим.

Понятно, что ад - выражение реального архаического ужаса, характерного для экстремально зависимого младенца, а религия - относительно адаптирующая технология того, как с этим ужасом обходиться, как им овладеть и его преодолеть. Но в этой технологии в отношении к Богу (родителю), очевидно, основная ставка все-таки делается на страх, а не на БЕСКОРЫСТНУЮ любовь, так убедительно проповедуемую Христом. Бог не отпускает свой рычаг контроля, и, более того, очевидно полагает это нормальным, поскольку не обращается к верующим с просьбой простить Его Самого за это. Как бы ни стремилось христианство к прощению, сам Бог неявным и парадоксальным образом остается в нем непрощенным!! Родитель не готов к тому, чтоб Его дети выросли.

При этом христианство в других своих аспектах как раз многое делает для преодоления амбивалентности, как раз направлено на принятие трудной правды о сложности человека, проповедует терпение, прощение, человеческое достоинство, любовь, способность оплакивать горе (в т. ч. горе расставания с иллюзиями и идеализациями), пропагандирует как раз все то, что помогает человеку задерживать и откладывать исполнение своих желаний, и осуществлять сложное и плодотворное поведение. А протестантизм вместе с терпением прямо пропагандирует еще и труд.
hugan: (Default)
Ребенок слушает музыку (кажется, "Зиму" Вивальди) и как зачарованный смотрит на осциллограмму на экране компьютера. Ему интересно.

И я его, опять же, отлично понимаю! Мне тоже интересно: эта дрожащая линия, если только она достаточно быстро обновляется (а так и есть) - так непосредственно связана со звуком, что даже не ему в целом, а самому неокортексу - хочется проникнуть в связь, и "понять" - воссоздать, научиться предвидеть...

Но не только это. Осциллограмма привлекает внимание к структуре самого звука, самого отдельного тембра, к его внутренней жизни, внутренним отношениям, напряжениями, присущим тому, что этот звук породило: струне, скрипке, музыканту... Длящуюся и меняющуюся драму тембра, его внутреннего, собственного значения.

(
Досадно, что между звуком и изображением компьютер. Аналоговые осциллоскопы тут были бы куда лучше - живые и быстрые, как сама струна. Они изображали бы звук непосредственно, физически естественным образом..
)

Я где-то уже высказывал предположение, что эмоциональное восприятие циклических динамических процессов - звука (тембра), музыки, ритма, циклических движений и танца, и пр. - единообразно связано с математическим характером колебаний и может быть предсказано по их математическому описанию.

Наверно, меня интересует эта тема потому, что циклические процессы субъективно кажутся мне очень выразительными, и обладающими большой выразительной силой в искусстве. (например, я не люблю компьютерную анимацию,в частности, потому, что там редко выполнена физика, не переданы (точнее - хуже того - намалеваны искусственно) инерция, напряжение и сопротивление материала. Особенно это разит, когда процесс циклический: орлы там или всякие драконы, имхо, всегда крыльями машут как-то фальшиво.)

Зато даже простые процессы, если они полно и честно переданы - почему-то производят на меня сильное действие. Как у Бродского: "звук трубы выписывает эллипс за океаном" - так и видится: экран осциллоскопа и перегибающаяся , дрожащая, колеблющаяся сообразно звуку, живая и нервная, волнующая своей устойчивостью-неустойчивостью, своей чувствительностью, светящаяся петля, фигура на нем, прочерчиваемая этим звуком и еще одним, догоняющим его и синхронизирующимся с ним процессом. Это, мне кажется, была бы целая поэма - как эти процессы "один за другим, прижимаясь к седлу"..

По сравнению  с этим любая музыка - сложнейшая, абстрактнейшая система отношений между процессами. Но и сам ее элементарный кирпич - звук (даже субэлементарный, потому что музыка - это все-таки интервалы, соотношения звуков) - это тоже маленькая, более простая, но тоже полная сложных отношений и смыслов драма. Особенно голос или звук, тембр которого гибко меняется, успевая выражать то, что хочет выразить музыкант...

Это я к тому, что, подобно краскам и словам, и звук, и движение  -  имеют собственную ценность и собственное значение..., собственное внутреннее "эстетическое содержание".

Или вот "голос машины": приятный или неприятный шум при езде: присвист, когда двигатель легко, как бы с радостью, отдает свою мощность, или натужный гул, перегрузка, вой, или перебои, досада, нелепость отдельной случайной неисправности..


PS
Мне сильно кажется, что эмоциональное восприятие циклических динамических процессов вполне предсказуемо из математики этих процессов. - если к этой математике приложить  несложные психоаналитические и когнитивно-психологические представления. Достаточно описать эти процессы в терминах "напряжения-расслеабления" и "удовольствия-неудовольствия" (атрибуцировать, сопоставить, присвоить им психологическое содержание -  что и делает психика самопроизвольно, перенося на них опыт, полученный в других условиях) и вспомнить о том, что эти переменные в психике человека бывают связаны друг с другом как производная с первообразной. Ребенок чувствует настроение матери по характеру укачивания, слушатель может оценить тембр широким спектром эмциональных эпитетов типа: легкий, надрывный, отчаянный, цельный, мощный и пр.., механик по звуку чувствует состояние агрегата и режим его работы - и может описать его уже не только в эпитетах, но и
содержательно: перегруженный агрегат, неправильно настроенный агрегат, исправный агрегат...
работающий на расплав и белугой воющий агрегат...

Всякий раз эмоционально воспринимается именно физика процесса, а различия в
эмоциональном восприятии определяются только характером атрибуции процессу психологического содержания - тем, что человеку от процесса нужно, полезно.
Поэтому одинаковые изменения в форме колебаний, независимо от частоты и характера процесса, приведут, как я предполагаю, к одинаковым изменениям его "эмоциональной окраски" - будь то звук или качание колыбельки, или движения при половом акте.
Физические процессы, особенно циклические, волнуют человека и являются средством выражения его состояния (голос, движения), как мне кажется, потому, что естественное взаимодействие людей на биологическом уровне основано на циклических процессах - начиная от сосательных движений при кормлении грудью. А это, в свою очередь, связано с психофизиологичей: статичное вызывает привыкание-обучение и перестает репрезентироваться психикой: чтобы что-то длилось, оно должно меняться - будь то ощущение или моторная реакция..

Так что природа эмоциональной реакции на динамический процесс и ее зависимости от характера процесса - представляется вчерне понятной и строго предсказуемой...
hugan: (Default)
Вот что я сейчас разрабатываю. Не сочтите за рекламу. Это листовка с описанием психолгической группы, которую я планирую вести. Идея группы - создание безопасной и плодотворной среды для проявления и осознания глубинных личностных переживаний, смыслообразующих моментов жизни. Выкладываю, главным образом, чтобы сослаться на эту штуковину (в первую очередь - в диалогах у [livejournal.com profile] savl_2009  и [livejournal.com profile] v_ersilov)  - как на иллюстрацию моего практического понимания развития. И того, что импульс к развитию куда большее отношение имеет к (за?)душевной жизни, чем к рацио.



- окончание

и:

[декларация о ценностях ;-) ]


- Ценность разнообразия людей, ценность отличий людей друг от друга. Понимание полезности этих отличий для развития (противоречие – точка роста).

- Ценность искренности и честности самопознания. Отказ от игнорирования негативных эмоций, признание их реальности.
Забывая нечто, мы теряем к нему доступ, но оно не исчезает. Смотреть проблеме в лицо – безопасней и честнее, чем о ней забывать.

- Ценность критичности, доказательности, бескорыстной жажды познания и понимания.

- Ценность созидания, воспроизводства,  любви. Мы – это то, что мы создаем и даем, и только это от нас останется. Ценность доверия, готовности плодотворно вкладывать силы.

- Ценность этичности и безопасности (конфиденциальность, взаимное уважение).

- Ценность взвешенной позиции, терпения, "экзистенциальной грусти", сдержанности, мудрости.

Profile

hugan: (Default)
hugan

May 2017

S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
212223242526 27
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 09:42 pm
Powered by Dreamwidth Studios